Все новости
Общие статьи
27 Января 2018, 11:31

Белорус Яков спас Абромку

Семья Белиевских укрывала соседей-евреев во время погромов.


На фото: Семья дочери Якова Белиевского Аделии (вторая справа), в замужестве Щадинской, 50-ые годы. На снимке запечатлены супруг Аделии Константин Васильевич и их четверо детей: сын Станислав, старшая дочь Эмилия, младшая дочь Людмила и героиня нашего рассказа Регина (первая слева). Фото из архива Щадинских


По решению ООН Международным днём памяти жертв Холокоста объявлено именно 27 января, поскольку в этот день в 1945 году советские войска освободили заключенных концлагеря Освенцим.

В 1933 - 1945 годах преследованиям подверглись 60% евреев Европы. К сожалению, время играет против нас, и с каждым годом людей, спасавших евреев в 30 - 40 годах, становится всё меньше. Подвергая риску себя и своих близких, они сознательно шли на такой шаг, и поступки тех людей – личный человеческий подвиг.

Как мы обрадовались, найдя того, кто рассказал нам о событиях почти 80-летней давности. Житель Ермолаево Станислав Щадинский поделился сохранившимися в памяти рассказами своей мамы о страшных событиях того времени. «Правда, сведения скудные», - предваряя свой рассказ, вежливо говорит он, но для нас важно главное – благодаря мужеству одного человека была спасена жизнь другого.

Регина Константиновна Щадинская, мама Станислава Михайловича, до войны со своей семьёй и родственниками жила в городе Орша Витебской области Белоруссии. Дед Яков Белиевский, отец её матери, был священнослужителем в местном костеле, образованным человеком. В их родном городе проживало довольно много еврейских семей, с одной из них, проживающей неподалеку семьёй Абрама, и общалась белорусская семья Якова. Глава еврейской семьи Абромка, как звали его соседи, был вежливым, трудолюбивым, порядочным человеком, занимался хозяйством и коммерцией. Иногда у них Белиевские приобретали продукты насущной необходимости.

- Обычная семья, хорошие, приветливые люди, вспоминала моя мама Регина Константиновна. Жили все тогда дружно, тесно общались и подумать даже не могли, что может произойти что-то ужасное, - сам волнуясь, рассказывает Станислав Михайлович. - Когда в конце 30-ых начались погромы еврейских кварталов, было страшно всем. Очень страшно. Но мамин дед Яков решился и спрятал семью Абромки, уберёг соседей от смерти. Проходя мимо дома Белиевских, погромщики высказались, что смысла нет заходить в дом истинного католика, не будет он прятать жидов. Они и подумать не могли, что истинный католик может быть человечным. Мать рассказывала, что потом, в голодные годы, их семья выжила благодаря помощи этой еврейской семьи. Но вот как дальше сложилась их судьба, где сегодня потомки спасённого Абромки, к сожалению, никто не знает. И мама ничего об этом не знала, ведь ещё до начала войны её семья и родственники переехали в Башкирию, в Белорецкий район, маме тогда было лет 8. Позднее – в конце сороковых – перебрались уже в Ермолаево. Брат моей бабушки Иосиф Яковлевич в Белорецком районе работал врачом, потом, увы, связь с его семьёй оборвалась.

Заканчивая разговор, Станислав Михайлович Щадинский ещё раз извинился, что не смог нам больше рассказать, потому что маминых детских воспоминаний тоже было не так уж много. Но всё услышанное, тем не менее, ценно и очень важно!

Такие рассказы-свидетельства нужны особенно сегодня, потому что многое происходящее в мире непонятно, противоестественно, и становится страшно за нас всех. Страшно, когда школьники говорят о нацистах как героях-освободителях, жертвах той войны; когда молодые люди шагают в колоннах с эсэсовскими нашивками на одежде; когда человек ненавидит другого за тёмный цвет кожи.

Память о Холокосте и других трагедиях в истории человечества нужна, чтобы наши дети никогда не были жертвами, палачами или равнодушными наблюдателями. Ведь страшнее трагедий может быть только забвение о них.

Нияра Кашапова