Все новости
культура
7 Января 2018, 23:29

Храмы России даруют силы и очищают душу

Работы нашего земляка Геннадия Майстренко поражают реализмом и глубиной.


Относительно веры или неверия во всевыш­ние силы, влияющие на нашу жизнь, у каждого из нас свои убеждения.
Но интересные и сложно объ­яснимые вещи в нашей жизни, бес­спорно, случаются, причем про­исходят они вне зависимости от субъективного восприятия, тради­ций и устоявшегося образа жизни.
Примером такого очевидно- невероятного вмешательства мо­жет служить судьба нашего зем­ляка – ученого-физика по образо­ванию и первоначальной деятель­ности, а ныне известного в нашей стране и за рубежом художника Геннадия Майстренко.
Решение окончательно оста­вить науку и посвятить себя искус­ству рисования пришло к этому выдающемуся куюргазинцу поч­ти в тридцатилетнем возрасте. В возрасте, когда у большинства лю­дей уже прочно сформированы все жизненно важные способно­сти и цели.
Не знаю, какое впечатление производит этот поворот на на­ших читателей, но мне вдруг при­помнился коротенький мульт- фильм из пятого выпуска «Весе­лой Карусели» под названием «Чудо». Помните, росток березки, пробивающийся сквозь асфальт?!
Вот и талант Майстренко так же, как это с виду хрупкое и слабое деревце, пробился сквозь прагма­тику повседневности и поднялся над убежденностью в правильно­сти уже избранного им пути.
Удивляется тому, как все пере­менилось в его судьбе, и сам ма­стер пастели – техники, в которой сейчас пишет свои картины Генна­дий Михайлович. В одном из сво­их интервью он признается, что ни в детстве, ни в юности он не обна­руживал особого интереса к рисо­ванию. Озарение о другом пред­назначении пришло ему уже на этапе его трудовой деятельности в качестве научного сотрудника НИИ после окончания Новосибир­ского электротехнического ин­ститута. Катализатором же этого судьбоносного происшествия ста­ли, по утверждению художника, две книги - советской писатель­ницы Натальи Кончаловской «Дар бесценный» и историка искусств Анри Перрюшо «Жизнь Ван Гога». «Я не выдержал… и начал рисо­вать, - так описывает он процесс перенаправления. – Все, что было под рукой, обычные предметы – будильник, стакан, стол, стул, ин­терьер комнат, - «под карандаш».
Потом были курсы рисун­ка Новосибирского инженерно- строительного института и учеба в Московском заочном народном университете искусств на отделе­нии станковой живописи.
Сегодня Майстренко – член творческого Союза художников России, Международной Федера­ции художников ЮНЕСКО и Меж­дународного художественно­го фонда, профессор МГИМО. Вы­ставки его картин проходили не только в городе Новосибирске, ставшем для него второй роди­ной, но и в Москве и других горо­дах нашей страны, а также в Швей­царии, Германии и Испании.
Работы Майстренко поражают реализмом, чарующей глубиной и способностью передать через изображение на холсте настро­ение, чувства, звуки и даже вкус. Причем эти впечатления возни­кают даже при созерцании репро­дукций, с которыми повезло озна­комиться мне во время подготов­ки этой публикации.
Центральное место в творче­стве нашего талантливого земля­ка занимает натюрморт, кстати, не­когда считавшийся жанром, умест­ным только в религиозной живо­писи, а первый большой цикл его работ объединен под названием «Храмы России». Свой интерес к церковному зодчеству художник объясняет возникновением после пребывания в таких местах особо­го «чувства очищения души от су­еты и поспешности». И еще, цити­рую: «Появляются силы противо­стоять соблазнам, сомнениям, не­обузданным поступкам»…
Не правда ли, во всем этом можно усмотреть скрытый смысл удивительных метаморфоз в судь­бе художника-физика – его, похо­же, выбрали Глашатаем. И как тут не верить, что ничего случайного в нашей жизни не бывает?