Все новости
Социум
21 Ноября 2017, 11:00

Fashion industrial по-нашему

В «Новинке» шьют качественно и с индивидуальным подходом.


На фото: «Электрические машинки «бегают» очень быстро, так что береги пальцы», - предупреждала меня наставница Нина Кудинова, когда я помогала ей с одним из заказов. Фото Игоря Хлопотова


На этот раз я решила попробовать себя в роли работницы fashion industrial (фэшн индастриал) или, по-нашему, индустрии моды.

За переквалификацией я обратилась к давно снискавшей популярность у местных обладательниц изящного и уникального вкуса в одежде - индивидуальной предпринимательнице, владелице ателье «Новинка» Нине Петровне Кудиновой.

Нарисовали - будем шить
«Ну, в швейном деле я не совсем чайник – азы кроя, умение заправлять швейную машинку и ровно вести строчку я усвоила еще в раннем детстве от мамы-портнихи», - рассуждала я, набирая номер телефона Кудиновой, чтобы договориться о временном трудоустройстве. Так же я отрекомендовала себя в разговоре со своей предполагаемой наставницей, желая сходу внушить ей как можно большее доверие ко мне. Кроме того, для чистоты эксперимента я предложила поработать на моем материале: пошить что-нибудь – так и результат будет очевиден, и риска испортить ненароком чью-то обновку удастся избежать.

На том и порешили. Нина Петровна на предложение отреагировала со всей серьезностью: с ходу ознакомила меня с имеющимся в ее арсенале оборудованием - двумя оверлоками, столькими же швейными машинами, а еще - петельной и трикотажной. Часть из них - еще советских времен, но в прекрасном рабочем состоянии, но есть и современные - со встроенным компьютером, умеющим делать всевозможные виды строчек вплоть до вышивки.

Далее предстояло определить фронт работ.

Шить решили платье. Модель, виденная мною в одном из модных каталогов, давно засела в моей голове, но стоила она половину моей зарплаты, потому пока оставалась лишь мечтой. Фото заветной вещицы у меня с собою не было, так что я изобразила ее, как могла, на тетрадном листочке, сопровождая все словесными пояснениями.

На мой взгляд, фасон я выбрала довольно сложный и, рассказывая Нине Петровне о его особенностях, я несколько сомневалась в возможности воплощения наряда. Однако моя наставница и бровью не повела. Наоборот, даже как-то воодушевилась.

- Интересная модель, - прищурив глаза, будто пытаясь разгадать загадку, заметила она вслух. – Что ж, давай для начала снимем с тебя мерки.

- Только, пожалуйста, рассказывайте мне, что для чего, почему и как, - попросила я, поскольку имела твердое и, признаюсь, корыстное намерение уйти с эксперимента не только с вещественным бонусом, но и с максимально полным представлением о швейно-закройном ремесле, без белых пятен.

- Хорошо, - заулыбалась Нина Петровна и заметила: – Учить приятно, когда видишь, что человеку интересно, сейчас среди молодежи увлекающихся рукоделием немного. Все хотят купить готовое, и очень зря, ведь вещь, сшитая по своей фантазии, подчеркивает индивидуальность, все ее самые красивые стороны.

За разговором я старалась не терять бдительности и внимательно наблюдала и прислушивалась, куда прикладывает сантиметр и что пишет мой кутюрье. А она откликалась на мою любознательность сопроводительными пояснениями:

- Длину плеча измеряем от основания шеи, спинную вытачку сделаем два сантиметра – хватит, а если человек сутулый – надо больше закладывать. Высоту плеча и глубину проймы вымеряем по косой…

И жизнь, как полотно
При крое, как и в жизни вообще, главное - не рубить с плеча.

Но вот мерки сняты и зафиксированы на листочке. Начинаем делать выкройку на бумаге. Нам в помощь опять же раритетные, родом из советского прошлого, лекала полного размерного ряда и их «коллега» - линейка-лекало.

- А почему вы выбрали эту профессию? - спрашиваю я, пока мы крутим туда-сюда по бумаге исходники и обводим их, сверяясь с моими параметрами.

- Случайно, - улыбается Нина Петровна. – Хотела стать юристом, но не поступила сразу после школы. Потом было думала пойти в учителя. Однако, поработав год пионервожатой, поняла, что это не мое. А «путевку» в портнихи я получила от Кумертауской швейной фабрики. Была такая в городе.

По направлению от названного предприятия Нина Петровна училась в Стерлитамаке на портного легкого платья, а через некоторое время также при поддержке фабрики дополнила свою квалификацию специализацией – «Закройщица».

- Пока училась, мне платили среднюю заработную плату, размером в 150 рублей, - рассказывает моя героиня. – Тогда вообще очень нас государство поддерживало. Мне даже путевку в Болгарию выделяли, а я замуж вышла и уехала за мужем в казахстанский Чимкент.

О жизни в теперь уже ближнем зарубежье у моей наставницы тоже остались самые теплые воспоминания.

- Работала я там по тому же профилю - на быткомбинате, - говорит она. – Коллегами были люди разных национальностей – узбеки, казахи, русские, курды, киргизы, турки. Многие из них и жили по-соседству, так что вместе мы и праздники отмечали, ходили к друг другу на зубок, дни рождения. Хорошо жили, без всяких ссор. Вообще, я думаю, простые люди никогда ни в каких конфликтах не виноваты. Заведется кто-то скандальный в верхах - и сводит всех с ума!

Горячие события, происходившие в азиатских республиках в лихие 90-е, памятны многим, но Кудиновым посчастливилось уехать оттуда и вернуться в отчие края до того, как добрый сосед вдруг пошел на соседа с оружием. Причиной переезда стали неполадки со здоровьем у маленького сынишки Алеши. Видимо, гены куюргазинца взбунтовались против обычных для тех краев суховеев и резких перепадов температур и потребовали вернуть мальчонку на историческую родину. Понять это Кудиновым довелось опытным путем: приехав на побывку к близким.

По возвращении Нина Петровна устроилась на отделившееся от Кумертауской швейной фабрики предприятие, именуемое – «Районное производственное управление». Трудилась под руководством Веры Ивановны Щуревой, а после очередной реструктуризации, в ООО «Куюргазабытсервис» под началом Веры Васильевны Фросиной. Добрым словом и по сей день Кудинова вспоминает свою ныне почившую коллегу Раису Ибатуллину. «Очень «сильная» была закройщица, - говорит она о ней. – Особенно хорошо Раисе Биктимировне удавались мужские и женские брюки, и с нами она своим мастерством, не скупясь, делилась. За эту науку я благодарна ей до сих пор». И сегодня поддерживает добрые отношения Нина Петровна и обращается при необходимости за дельным советом к другой своей бывшей коллеге - Вере Николаевне Александровой. Как говорится, одна голова хорошо, а две – лучше, тем более такие опытные.

Сумел стачать, сумей и отгладить
Пока суть да дело, наши выкройки в натуральную величину перекочевали на ткань.

Для эксперимента я выбрала чернильно-синий спандекс – плотный, эластичный, почти не мнущийся материал: подойдет и для работы, и на праздники. Вырезав детали будущего платья по меловым меткам, я уселась их сметывать, а Нина Петровна принялась за заказ по уменьшению размеров зимнего пальто из болоньи, поступившего ей накануне.

Потом были примерка и подгонка по фигуре. Пулеметная очередь на швейных машинках в четыре руки. Утюжка швов на каждом этапе.

Подумаешь, велика наука – глаженье? – скажет кто-то, и будет неправ. Чтобы изделие обрело или не потеряло из-за названной процедуры форму, нельзя «вазюкать» по нему утюгом в разные стороны, поясняет мне моя наставница. Надо отпаривать ткань, попеременно прикладывая утюг к разным местам с небольшим нажимом. А еще неплохо иметь в арсенале небольшой валик-подушечку, размером примерно 20х30, которую можно изготовить самостоятельно, для отглаживания труднодоступных мест и для того, чтобы, к примеру, неровности и особенности рисунка одной – передней или задней - половины изделия не отпечатались на другой (замки-молнии, пуговицы, различный по форме вырез горловины и пр.).

Хочешь обновку - научим
На этот раз уложиться в полдня мне со своим экспериментом не удалось, потребовалось доводить все до ума не в ущерб основной деятельности.

К слову сказать, Нина Петровна оказалась прекрасным педагогом. Нашу редакционную инициативу приняла с полной ответственностью. Она сразу дала мне понять, что халтуры не будет, и вовсю задействовала меня на всех этапах шитья, подробно все разъясняла, щедро делилась секретами и особенностями своего дела.

В результате платье получилось – загляденье! Оно наверняка станет в моем гардеробе любимым. Что до главной цели, то я после всего почувствовала силы к самостоятельному творчеству по созданию креативных фэшн-новинок. А еще я разобралась в хитросплетениях нитей оверлока, научилась «заряжать» его и шить на нем, о чем прежде не имела даже мало-мальского представления. Но самую емкую характеристику мне в плане способностей к другим профессиям выдала моя наставница, сказав, что я очень дотошная ученица и с меня бы при желании вышел неплохой портной.

- Мне бы хотелось передать кому-то свой опыт, - поделилась она на прощанье давно зреющей в ее голове идеей. – Думаю открыть у себя курсы для желающих овладеть швейным искусством.

- Это непременно нужно сделать, ваши знания – бесценны. Будет непростительной ошибкой оставить их скрытым от всех сокровищем, - поддержала я задумку и пообещала разузнать, как все можно сделать на законном основании.

Блестящий финал эксперимента мы отметили за тортом и чаем, а уже по уходу Нина Петровна настоятельно советовала мне, не откладывая в долгий ящик, продолжить практиковаться в шитье: «А появятся вопросы – смело ко мне», - сказала она, дружески похлопав меня по плечу.